Интервью на берегу Чумбурки

Наш собеседник, Святослав Григорьевич Коломейцев, уже не первый год руководит Ростовским государственным опытно-охотничьим хозяйством. Предметом его особого интереса являются европейские благородные олени, наибольшая популяция которых в Ростовской области сосредоточена в Александровском участке РГООХа.

 

О практике работы с вольерными животными журнал «Сафари» не раз рассказывал и будет регулярно обращаться к этой теме впредь. А сегодня мы хотим представить читателям самого Святослава Коломейцева, крупнейшего специалиста в области разведения копытных, руководителя одного из ведущих охотничьих хозяйств России, ученого, а также представить его точку зрения по ряду проблем, волнующих многих охотпользователей России.

 

1

 

Святослав Коломейцев родился в Ростове в 1957 году. С детства увлекался тем, чем увлекается большинство юных натуралистов, — держал дома птиц, рыб, морских свинок. Желанию стать ветеринаром сбыться было не суждено. Отец, директор школы и заслуженный учитель РСФСР, убедил его поступать на биофак Ростовского госуниверситета. Интерес к охоте пробудился стараниями родного дяди — дяди Гоши. С двоюродным братом, который сейчас работает начальником охототдела Управления Россельхознадзора по Ростовской области, с дядей, страстным охотником и рыболовом, начал ездить на охоты, рыбалки, ночевал у костра. Дядя Гоша жив, здоров, ему сейчас за 70.

 

После окончания университета в 1979 году Святослав начал работать в РГООХе охотоведом. За двадцать восемь лет работы он поднимался по служебной лестнице, не перепрыгивая через ступеньки, и уже пять лет работает руководителем РГООХа. Три года назад защитил кандидатскую диссертацию но теме «Особенности развития сообществ копытных животных в условиях охраны и эксплуатации», материал для которой был собран в Александровском участке РГООХа и Воронежском заповеднике. Один из наиболее интересных выводов диссертации таков: в сегодняшних условиях ресурсовосстанавливающая роль переходит от заповедников к высокоорганизованным охотничьим хозяйствам.

 

«Сафари»: Уживаются ли в Вас охотник и охотпользователь, хозяйственник?

 

Святослав Коломейцев: Страстным охотником я никогда не был. То есть добыл я двух медведей — на берлоге и на овсах, — и больше они мне не нужны. Я не осуждаю, но и не понимаю людей, которые по двенадцать-пятнадцать медведей добыли. Для чего? Стреляю по птице влет плохо. Из нарезного приходилось стрелять много, и стреляю, в общем-то, хорошо. Как-то я добрал кабана-подранка одним выстрелом с расстояния 470 метров. Любимый карабин «Манлихер 72LM» калибра 8x68S Magnum. После выстрела из него подранков не бывает. Но больше я хозяйственник, чем охотник, и получаю больше удовольствия от ведения охотничьего хозяйства.

 

«С.»: Каково сегодня быть руководителем охотничьего хозяйства?

 

С.К.: Даже отвечать на этот вопрос тяжело. Я завидую своему предшественнику, Владимиру Тихоновичу Гончарову, который был директором хозяйства 26 лет. Он работал в период стабильности. У него были хорошие взаимоотношения с Главохотой РСФСР, полная ясность в правовых вопросах. Я работаю руководителем с 2000 года, и передряги, полная нестабильность, непрерывное испытание на излом измотали, кажется, все мои силы. В настоящее время отсутствует ясная политика развития охотничьего хозяйства на уровне государства. Фактически вся политика в области хозяйствования делегирована в регионы.

 

2

 

Вот Ростовской области повезло, что губернатор является охотником, тонко чувствующим проблемы охоты и охотников. Он с нас требует, как рачительный хозяин, требует он и со своих функционеров, которые, может, ничего не понимают, но выполняют поставленные задачи. К нам, профессионалам, прислушиваются. А как в других регионах?

 

«С.»: В средине осени в области открывается охота на копытных. У Вас много зверя в хозяйстве, много, очевидно, и лицензий. Охотники сдут к Вам, наверное, со всей России?

 

С.К.: Вообще копытные в России находятся в угнетенном состоянии, и мне понятно желание тех, кто определяет квоты, сократить их. Но это вообще в России. А в специализированных хозяйствах-то зверя полно! Я не могу понять, о чем думают в Москве, когда в прошлом году абсолютно немотивированно были сокращены лимиты добычи. Как это может быть? Кто-то почему-то дал нам на треть меньше того, что необходимо отстрелять. Мы же не от фонаря цифру взяли! Мы не просто провели учет, не просто посчитали и прикинули на глазок. Мы провели независимую экологическую экспертизу и обосновали испрашиваемое количество лицензий!

Хозяйствам, как воздух, необходим Закон «Об охотничьем хозяйстве и охоте». Я сталкиваюсь с землепользователем, водопользователем, лесопользователем, и со всеми возникают проблемы. Я должен знать свои права, как и человек, с которым я вступаю в отношения. Если мы должны платить, то мы должны платить. Закон должен определить, за что и сколько. Это должно быть прописано, а у нас полная вакханалия — требуют с меня то, чего не должны.

 

«С.»: В новой редакции Лесного кодекса есть статья, согласно которой охотпользователи должны платить арендную плату за пользование лесом. Как Вы считаете, правильно ли это?

 

С.К.: В новом Леском кодексе ведение охотничьего хозяйства отнесено к одному из видов коммерческой деятельности. Чем это оборачивается для охотничьего хозяйства, хочу пояснить на следующих примерах. Охотпользователь, потратив свои средства на охрану и воспроизводство десяти особей оленя, являющихся государственной собственностью, может использовать в своих интересах лишь одно животное. Занимаясь охраной и воспроизводством государственной собственности (охотничьих животных), охотпользователь обязан платить арендную плату и осуществлять за свои средства проведение противопожарных мероприятий на арендованной территории. Для РГООХа это составляет 25—30 млн. руб. в год. Кроме того, Лесной кодекс не учитывает региональную специфику. В условиях Ростовской области, где основная масса лесных насаждений выполняет почвозащитную функцию и не ведутся широкомасштабные лесозаготовки, бремя расходов по проведению лесоохранных мероприятий ложится на арендаторов, коих, кроме охотпользователей, в области не существует.

В европейских цивилизованных странах действует практика предоставления льгот организациям, осуществляющим охрану и воспроизводство охотничьих животных, являющихся национальным достоянием. Нам пока об этом приходится лишь мечтать.

 

«С.»: Что же сегодня представляет собой охотничье хозяйство? Это выгодное вложение капитала?

 

С.К.: Боюсь, ответ мой будет отрицательным. Сегодня охотничье хозяйство — это не бизнес, а почти то же самое, что строительство храма, — чистое меценатство. Ждать отдачи, да еще быстрой отдачи, от нового хозяйства — это утопия. На наших участках сейчас стабильно увеличивается поголовье животных. Почему? Да потому, что РГООХу нашему исполнилось 40 лет. И все эти годы вкладывались средства в организацию хозяйства, и не требовалась отдача. Произошло накопление потенциала. Есть такое понятие — «намоленная икона», и ее сила растет тем больше, чем больше у нее молятся. То же и с хозяйством. Сегодня в охотничье хозяйство нужно вкладываться и вкладываться.

 

«С.»: Есть ли у Вас проблемы с кадрами?

 

С.К.: Зверя развести сегодня несложно, а вот людей на работу найти — целая проблема. Мне хотелось, например, чтобы в хозяйстве были лошади. Мне кажется, что егерь без лошади — это не егерь. Вдруг появился один мужичонка «с перебитым крылом», конник, и уговорил купить лошадей. Купили, а он сбежал куда- то, и лошади остались без пригляда. Через некоторое время появился другой человек, готовый взяться за эту тему, и мы начали все сначала. Но и у него тоже оказались свои проблемы, он ушел, а лошади остались никому не нужные. Тогда решили поискать специалистов и нашли несколько одержимых лошадников. Нужно бы радоваться, но… Эти лошадники готовы заниматься только конным спортом. Пришлось заниматься конным спортом. И что мы имеем? Для леса лошадей как не было, так и нет. Есть спортивные лошади, которые даже места занимают высокие на чемпионатах России, но для хозяйства это не помощь, а расходы.

 

«С.»: А как обстоят дела со специалистами в хозяйстве?

 

С.К.: В РГООХе работает более 200 человек, на участке Александровский лес — человек тридцать, и далеко не все со специальным образованием. Если люди уходят учиться, то назад не возвращаются. У нас как у бюджетников очень низкая зарплата. Единственное серьезное подспорье для егерей — отлов оленя. Две с половиной тысячи рублей они получают за каждого пойманного оленя.

 

«С.»: Удается ли находить общий язык со всякого рода проверяющими?

 

С.К.: В настоящее время по сравнению с недавним прошлым количество проверяющих значительно выросло. Поскольку РГООХ имеет богатый опыт в организации и ведении охотничьего хозяйства, а также высококвалифицированных главных специалистов, проблем с проверяющими не возникает.

 

«С.»: Работаете ли Вы с иностранными охотниками?

 

С.К.: Мы много лет активно работали с иностранцами, но сейчас с ними работать стало практически невозможно из-за всевозможных ограничений, и больше всего претензий к отдельным положениям Закона «Об оружии», которые доведены просто до абсурда.

 

«С.»: А каким Вы видите современного российского охотника-грофейщика?

 

С.К.: Боюсь, и по этому вопросу моя точка зрения не самая радужная: большинство состоятельных охотников готовы платить «сумасшедшие» деньги за околоохотничье обслуживание, а не за сам процесс охоты, не за выращенного и сохраненного зверя.

 

«С.»: Ну, и в заключение, мы полагаем, многим читателям журнала, непосредственно занимающимся или желающим заниматься разведением охотничьих животных, было бы интересно узнать, каких зверей и птиц можно приобрести в Ростовском государственном опытно-охотничьем хозяйстве?

 

С.К.: Сегодня мы готовы обеспечить охотничьи хозяйства различных регионов России оленями, ланями и муфлонами, а также пернатой дичыо — фазанами и кряквой. В хозяйстве есть специально оборудованные транспортные средства для перевозки крупных животных на значительные расстояния, а также специалисты, имеющие колоссальную практику по обездвиживанию и транспортировке копытных. Готовы мы поделиться и практическим опытом в области акклиматизации, полувольного содержания и размножения диких животных.

 

Напечатано по материалам журнала «Сафари» №6 2007 год.

Оставить отзыв/заказ