На зеленых холмах Англии

После посещения масштабных оленьих хозяйств в Уорнхэм-парке и аббатстве Вобурн наша редакционная группа волей случая попала на оленью ферму, у которой не было столетней истории, грандиозного сафари-парка или еще чего-то такого, что могло бы заинтересовать туристов-зевак. Уникальность ее заключалась в том, что со стадом оленей в семь сотен голов управлялся всего один человек, он же владелец этой фермы общей площадью около 70 гектаров.

 

1

 

Усмотрев в наших вопросах искренний интерес, главный менеджер английского производства сетки для вольеров решил показать на примере одной фермы, как устанавливают заборы в условиях холмистой местности. Много времени экскурсия не заняла, достаточно было взглянуть на все своими глазами. В процессе экскурсии посетили мы и двухэтажный дом владельца фермы Хорридж, где он проживает вдвоем с женой (взрослые дети разъехались, и каждый занялся своим бизнесом). Когда зашел разговор о том, почему не видно обслуживающего персонала, полной неожиданностью для нас стал тот факт, что все хозяйство на этой ферме ведет один человек. Поначалу даже не поверилось, что такое вообще возможно, и мы попросили владельца рассказать, а лучше показать, как он это делает. И он охотно предложил нам устраиваться в прицепе квадроцикла, куда помимо нас четверых поместился еще мешок комбикорма.

 

2

 

Уже с первых минут движения по ферме стало понятно, как один человек может осуществлять здесь все процессы. Все дело в механизации, смекалке и руках, которые растут у Джона Гурджа как раз оттуда, откуда нужно. При этом следует заметить, что великое множество приспособлений, используемых на ферме, в основном механические, не требующие электропитания или мощностей моторных двигателей. И сделаны они тоже руками Джона Гурджа.

 

3

 

Запор на воротах в вольер сделан так, что они открываются простым толканием, но только снаружи. Джон толкает их квадроциклом, и одна створка отходит. Квадроцикл проезжает, створка стукается о столб, пружинит и по инерции захлопывается на замок сама. Еще на подъезде к ферме нам бросилось в глаза, что все земли здесь огорожены точно такой же сеткой, какая используется для вольеров, причем луга и леса огорожены двумя слоями сетки, между которыми высажен кустарник – этакая тройная изгородь. То же самое было и на территории фермы. Зелень с кустарника олени не могли объесть, поскольку ее защищала с обеих сторон сетка, а кустарник, в свою очередь, защищал территорию от ветра.

 

4

 

Перечислить все приспособления, расположенные на территории фермы, просто невозможно, но кое о чем хотелось бы рассказать.
Например, о регуляции перемещений оленей по пастбищам. Для этого Гурдж использовал широко распространенное в Европе приспособление под названием «электропастух». Оно представляет собой оголенную металлическую проволоку под напряжением — наткнувшись на нее, животное испытывает не сильный, но все-таки неприятный удар током и старается больше к натянутой проволоке близко не подходить. Так вот Джон Гурдж внутри вольера натянул такую проволоку, ограничив территорию пастбища. Как только олени съедали на ней траву, Джон Гурдж отодвигал проволоку, предоставляя животным возможность пастись там, где травостой еще не тронут. Через некоторое время он отодвигал проволоку еще дальше. Одновременно сдвигалась проволока и с противоположной от пастбища стороны, заставляя оленей освобождать территорию, где трава уже съедена, чтобы она могла снова вырасти. Такая система позволяет с максимальной рациональностью использовать пастбищную землю, которая в Англии стоит немало.

 

5

 

Наиболее интересным нам показалось то, как Джон Гурдж организовал работу в помещении, где обрабатывают оленей (хэндлинг систем). Снаружи к зданию ведут селекционные заборы, куда с помощью приспособлений типа «электропастуха» Джон может загнать животных для обработки. Вдоль сетки таких коридоров натянуты несколько непрозрачных пластиковых лент — что-то вроде скотча для малярных работ. На вопрос, зачем нужны такие ленты, он ответил, что они создают «локомотивный эффект». Когда олень попадает в любое ограниченное сеткой пространство, то начинает биться в нее, считая эту прозрачную конструкцию не слишком надежной. А продольные ленты создают у него впечатление стен, биться в которые бесполезно. В результате он бежит в таком коридоре только вперед, как локомотив по рельсам.

 

В помещение Гурдж запускает оленей, стоя в противоположном конце «хэндлинг систем» — на этот раз, потянув за веревку, которая открывает оленям дверь. При этом «человек-оркестр» успевает нажать на какие-то педали, дернуть еще за какие-то веревочки, в результате чего олени оказываются разделенными каждый по-своему загончику, где им уже не развернуться. После этого он заводит поочередно оленей, с которыми собирается работать, в станок, сильно ограничивающий их движение, и обрезает самцам рога. Любопытно, что для этого он не фиксирует голову самцов. По комплекции Джон далеко не Рэмбо, сухой, жилистый мужичок в возрасте (по виду, ему уже за шестьдесят), но он проворно вскакивает верхом на оленя и спиливает рога. Естественно, возникает вопрос: насколько травмоопасна такая процедура? На него Джон ответил, что за много лет работы ни разу не был травмирован. Поначалу такой «ковбойский» способ показался нам простой причудой. Но Джон объяснил, что, зажав оленя в станке, ты его не контролируешь, и животное может неожиданно так рвануться, что нанесет рогами увечье. А сидя верхом на олене и обжав его туловище бедрами, ты чувствуешь каждое движение его мышц и успеваешь вовремя увернуться от удара. Так это или не так, никто из нас проверить не решился, а потому пришлось поверить на слово.

 

6

 

Нужно сказать, что оленье стадо у Гурджа тоже не самое простое.
Сначала у него были только английские олени. А как известно, близкородственные скрещивания ведут не только к выраженности того или иного признака, но и к вырождению породы.
Прилив «свежей крови» — один из законов грамотной селекции. Джон Гурдж охотился в свое время в разных странах мира, и. однажды ему пришлось охотиться в Румынии, в охотничьем хозяйстве Чаушеску, где были отборные олени с наилучшими трофейными рогами. После того как Румыния перестала быть социалистической, Джон смог приобрести нескольких румынских оленей-рогачей, которых повязал со своими английскими оленухами. В результате его звери оказались одними из самых крупных в Англии, и Джон Гурдж стал продавать их в Новую Зеландию, где спрос на хороших рогачей довольно высок.

 

7

 

Сегодня по большей части оленей продают не взрослыми животными и даже не молодыми телятами, а в виде семенной жидкости, для забора которой существуют различные приспособления. У Джона для этих целей служит особый станок, представляющий собой специальный ящик. Все стенки ящика могут раскрываться, регулироваться по размерам и фиксироваться с помощью палочек, вставляемых в сквозные отверстия. Сверху в ящик осуществляется принудительная подача воздуха, снизу поток холодного воздуха охлаждает оленя. При этом подача воздуха и прочее производится вручную (или «вножную» — при нажимании на педали) одним человеком. В станке олень оказывается зажатым настолько, что не может дернуться. Возбуждая оленя через анальное отверстие, Джон добивается секреции семенной жидкости в специальную емкость, на которую клеится этикетка, и жидкость замораживается в особом рефрижераторе. В таком виде жидкость и путешествует по миру, прежде чем стать настоящим оленем.

 

11

 

Для того чтобы создать такое высокорентабельное хозяйство, Джону потребовалось более тридцати лет. Он готов поделиться своими секретами и даже нарисовать схемы всех используемых им механизмов, но вовсе не бесплатно, а за такую сумму, которая заставляет с уважением отнестись к его творческой мысли.

 

13

 

Ферма Джона Гурджа была последней из тех трех, что нам удалось посетить во время поездки по Англии. Все они оказались очень разными, но нельзя не отметить того, что все эти фермы были сориентированы на главное — высокую рентабельность хозяйства, которая позволила бы им существовать не за счет дотаций от какого-то иного бизнеса, но в условиях жесткой конкуренции процветать и давать солидный доход.

 

Напечатано по материалам журнала «Сафари» №6 2010 год.

Оставить отзыв/заказ