Учиться, учиться и учиться. Часть 3

Строительство вольеров, содержание и разведение в них охотничьих животных становятся в России все более и более массовым явлением. Счет таких хозяйств идет уже не на единицы или десятки, а на сотни. Набивая немало «шишек», вла­дельцы вольеров и специалисты, работающие в них, по крупицам накапливают ценный опыт.

 

1

 

К сожалению, в стране практически не найти специальной литературы по этому вопросу. У нас такие книги не издаются, а найти и приобрести зарубежные очень и очень не­просто. Тем не менее эти пособия нужны быстро развивающимся вольерным хозяйствам как воздух, так как они позволяют сохранить массу времени, сил, денег и, главное, ценных животных. Поверьте, погибший по своей или вашей глупости и неопытности ценный элитный производитель или трофейный зверь принесет вам не только значительный убыток, но и массу отрицательных эмоций. Чтобы не изобретать велосипед и помочь россиянам не наступать на «грабли», уже давно известные нашим зарубежным коллегам, редакция журнала «САФАРИ» пошла на беспрецедентный шаг —  отыскала подобную литературу в Европе и Африке и с помощью ученых с биофака МГУ перевела ее на русский язык. На основании этих материалов, а также собственных исследований и опыта передовых отечественных специалистов подготовлен цикл статей, посвященный поимке животных, в первую очередь с использованием химических пре­паратов, особенностям разведения охотничьих зверей в полувольной среде и тонкостям работы с ними.

 

В предыдущих статьях этого цикла мы подробно рассказывали о правилах поимки животных с помощью средств химической иммобилизации, а также об оборудовании и оружии, необходимом для этого. Теперь настала очередь поговорить о препаратах, которые применяются для этих целей.

 

Сложность изложения темы про препараты, которые используются для химической иммобилизации животных, заключается в том, что законодательные акты, касающиеся приобретения, хранения и распространения таких препаратов, в разных странах различны. Особенно сложная ситуация в России, где многие препараты попросту запрещены для использования, а законодательство в области пременения разрешенных меняется слишком часто. Поэтому мы постараемся не конкретизировать возможность применения того или иного препарата в той или иной стране, а дать максимально общую картину их использования.

 

В любом случае в России, как и в большинстве евро­пейских стран, иммобилизующие агенты являются зарегистрированными лекарственными средствами и должны использоваться только профессиональны­ми ветеринарами или по их указанию. Некоторые из этих агентов являются также средствами, находящи­мися под контролем, то есть препаратами, которыми могут злоупо­треблять и для которых применяется специальный надзор. Лица, не являющиеся ветеринарами, могут легально использовать иммобили­зующие агенты, если установлены эффективные взаимоотношения ветеринар/клиент/пациент, то есть ветеринар должен обеспечить та­кое положение, когда соответствующее животное будет находиться под его надзором. Однако в некоторых странах необходимо, чтобы ветеринар присутствовал при процессе иммобилизации.

 

Общие требования к препаратам

Ясно, что не существует полностью совершенного препарата для поимки животных. Однако характеристики такого идеального анестетика, вводимого путем инъекции, могут служить для оценки используемых в настоящее время иммобилизующих средств для диких животных. К этим критериям относятся как физические, так и фармакологические свойства, а также желательные свойства им­мобилизующего агента. Многие препараты, используемые ныне, обладают многими, однако не всеми такими характеристиками. Эти критерии следующие:

 

✓ высокий терапевтический индекс (количество препарата, вызы­вающее смерть, в сравнении с количеством препарата, дающим желательный эффект);

✓ сила действия (желательная доза вводится в малом объеме);

✓ быстрое действие, мягкое начало действия;

✓ минимальная фаза возбуждения;

✓ отсутствие раздражения после внутривенного или внутримышеч­ного введения;

✓ хорошее расслабление (релаксация) мышц;

✓ минимальное подавление сердечно-сосудистой или дыхательной систем;

✓ анальгезия (болеутоляющий эффект) на уровнях, ниже необходи­мых для анестетического действия;

✓ сохранение рефлексов, например, глотательного;

✓ минимальные страх, боль или недомогание после применения;

✓ возможность применить вещество-антагонист;

✓ быстрый, мягкий выход (короткий период полувыведения) с мини­мальными побочными эффектами;

✓ быстрое разложение до неактивных, нетоксичных метаболитов;

✓ хорошая растворимость в воде, стабильность в растворе и дли­тельный срок хранения;

✓ наличие амнестического эффекта (у животного не остается или почти не остается воспоминания о его поимке);

✓ безопасность для беременных животных;

✓ совместимость с другими веществами в смесях;

✓ совместимость с материалом дротиков (то есть отсутствие хими­ческих реакций с дротиком);

✓ минимальное время выведения для безопасного употребления в пищу человеком или другими животными;

✓ безопасность для человека, если произойдет случайное попадание в его организм;

✓ низкий риск для злоупотребления человеком.

 

Дозы препаратов

Аккуратный подсчет доз препарата имеет первостепенное зна­чение для решения проблем, связанных с недо- или передозиров­кой. В информацию, которая нужна в первую очередь для подсчета дозы, входят вес животного и концентрация препарата. Исходя из этих двух величин, можно рассчитать то количество препарата, ко­торое получит животное. При этом всегда нужно помнить несколько простых правил:

 

✓   никогда не заучивайте наизусть дозы препарата. Это одно из кардинальных правил фармакологии, которое, вероятно, все мы нарушаем в том или ином случае. Однако мы также часто совер­шаем ошибки. Чрезвычайно легко спутать дозы, когда вы спешите или по какой-либо причине выведены из нормального состояния. Со временем память может подвести, так что не доверяйте ей;

✓   не подсчитывайте в уме дозы препарата. Используйте каль­кулятор или бумагу и карандаш для правильного подсчета дозы;

✓   подсчитывайте дозы не менее двух раз, всегда полезно себя перепроверить;

✓   после того как вы дважды подсчитали дозу, прикиньте, на­сколько она соответствует ситуации. Если вы имеете опыт работы с соответствующими препаратом и животным, неправильно под­считанная доза должна насторожить вас.

 

Комбинации препаратов

Очень часто для иммобилизации диких животных препараты используются в сочетаниях. «Иммобилизация» — это термин, кото­рый применялся для самых первых препаратов, использовавшихся при поимке животных. Это были парализующие препараты — такие, как никотинсульфат и сукцинилхолин. Они, обездвиживая живот­ное, оставляли его в сознании. В настоящее время многие пре­параты, используемые при поимке животных, — анестезирующие средства (анестетики), вводимые путем инъекции. Анестетик — это препарат, который вызывает потерю сознания. Однако некоторые из наиболее сильнодействующих средств, используемых нами в на­стоящее время (например, опиоиды), на самом деле не могут на­зываться анестетиками, так как они, по-видимому, не полностью лишают животное сознания. Их можно назвать занимающими про­межуточное положение между препаратами анестезирующего и парализующего действия, но мы для простоты будем классифици­ровать опиоиды как анестетики.

 

Обычно комбинируют два препарата: анестетик и транквилиза­тор. В большинстве случаев первичный анестетик (например, кета­мин, карфентанил, эторфин) достаточен, чтобы вызвать анестезию саму по себе. Добавка транквилизаторов обычно приводит к более совершенной анестезии. Сами по себе транквилизаторы дают толь­ко успокаивающий (седативный) эффект. Такое успокоение может быть достаточным для того, чтобы с животным можно было спокой­но иметь дело (например, с оленем, получившим только ксилазин). Однако достаточно возбужденное чем-либо животное может вско­чить и убежать (или напасть!).

 

К некоторым обычным примерам сочетания анестетик/транквилизатор относятся за рубежом: кетамин/ацепромазин, кетамин/ксилазин, кетамин/медетомидин, эторфин/ацепромазин, эторфин/ксилазин, карфентанил/ксилазин, тилетамин/золазепам и тилетамин/золазепам/ксилазин.

 

К преимуществам комбинированных препаратов относятся:

 

✓   сокращение доз всех препаратов (часто снижаются общие денеж­ные расходы на них);

✓  сокращение общего объема препарата (соответственно можно применять дротики меньшего размера);

✓  сокращение нежелательных побочных эффектов (конвульсий, на­пряжения мышц и т.д.);

✓ сокращение времени индукции;

✓  улучшение восстановления (меньше нарушения координации).

 

К недостаткам комбинированных препаратов относятся:

 

✓  сложность оценки эффекта отдельных компонентов;

✓  бо льшая сложность подсчета исходных доз препаратов;

✓  трудность подсчета адекватной дополнительной дозы, если ис­ходная комбинация была недостаточной для анестезии;

✓  более длительное восстановление в случае некоторых комби­наций;

✓  возможность отрицательных эффектов (например, подавление дыхания).

 

Теперь рассмотрим некоторые средства, которые используют при поимке животных.

 

Нейромускульные блокираторы

Кураре — яд стрел южноамериканских индейцев — это, возмож­но, наиболее типичный представитель этого класса веществ. Нейромускулярные блокираторы (НМБ) — самые старые препараты, которые стали использовать для химической иммобилизации диких животных.

 

2

 

Одним из первых таких препаратов был никотинсульфат. Ни­котин — сильный стимулятор ганглиев и центральной нервной си­стемы (ЦНС), деятельность которой направляется рецепторами, специфичными относительно никотина. Большие дозы никотина блокируют проведение нервных импульсов. Из-за низкого тера­певтического индекса, высокой смертности животных и большой токсичности для человека никотин больше не используется при поимке животных.

 

Несмотря на длительную историю использования, НМБ в целом уступают современным препаратам по разным параметрам. У НМБ имеется два основных недостатка. Один — это то, что у них очень низкий терапевтический индекс, и ошибка в дозировке только на 10% может привести к тому, что или не будет никакого эффекта, или наступит смерть. Передозировка приводит к параличу диафрагмы и смерти от удушья. Смертность может достигать 70%. Второй не­достаток — то, что многие НМБ фактически не могут действовать на ЦНС из-за неспособности преодолевать барьер кровь-мозг. Таким образом, животное, парализованное НМБ, находится в сознании, полностью воспринимает все окружающее и соответственно мо­жет чувствовать боль и испытывать психологический стресс, не имея возможности реагировать на все это. О подобных недостат­ках следует помнить, применяя эти препараты.

 

3

 

Однако у некоторых НМБ имеются определенные преиму­щества. Они обычно обладают быстрым действием, а время их эффекта обычно небольшое (15-30 мин). Сукцинилхолин — наи­более часто используемый препарат этого класса — к тому же до­вольно безопасен для человека. В отличие от некоторых других препаратов доза сукцинилхолина, требуемая для иммобилизации большинства животных, значительно ниже, чем клинически эффек­тивная доза для человека. Кроме того, мясо животных, которым давали сукцинилхолин и которые умерли или были умерщвлены физическими способами (то есть не с помощью других препара­тов), безопасно при употреблении в пищу другими животными или (в некоторых странах) человеком. И, наконец, сукцинилхолин крайне дешев — возможно, это наименее дорогой из всех встре­чающихся иммобилизующих агентов. Видимо, поэтому он широко применяется.

 

4

 

Тем не менее сукцинилхолину присущи общие недостатки НМБ: низкий терапевтический индекс, отсутствие влияния на сознание и болевой порог, отсутствие антагонистов.

 

В отличие от двух перечисленных выше веществ препараты тубокурарина и сходных с ним по химическому строению веществ имеют широкой выбор специфических антагонистов, но этим и огра­ничиваются их преимущества.

 

Транквилизаторы / седативы

Транквилизаторы/седативы используются при иммобилизации диких животных, прежде всего как дополнение к первичным ане­стетикам (опиоидам, циклогексанам) для более скорых и плавных индукции и восстановления и для сокращения количества первич­ного агента, требуемого для достижения анестезии. Имеется четыре основные категории транквилизаторов/седативов — основные транк­вилизаторы, или нейролептики (фенотиазины и бугирофеноны), второстепенные транквилизаторы (производные бензодиазепина), альфа-адренегрические антагонисты и ингибиторы серотонина.

 

Фенотиазиновые транквилизаторы (промазин, ацепромазин) были первоначально разработаны как средства против психозов. Иногда их относят к нейролептикам. Азаперон — бутирофеноновый нейролептик, относительно которого указывалось, что он стиму­лирует дыхание у свиней и противодействует подавлению дыхания наркотиком у диких животных.

 

Производные бензодиазепина используются при иммобили­зации диких животных, прежде всего как добавка для подавления конвульсий к циклогексановым анестетикам, а также они могут быть отличными мышечными релаксантами. Разработаны антагонисты к бензодиазепину, которые могут сокращать время восстановления.

 

Альфа-адренергические агонисты (транквилизаторы) — силь­ные седативы и могут полностью подвергаться действию антагони­стов. Обычно они используются как добавки с опиоидами или ци­клогексанами для ускорения и смягчения анестетической индукции. Сами по себе они способны оказывать сильное седативное дей­ствие на животных, особенно копытных, до состояния, при котором с ними можно относительно безопасно иметь дело. Однако живот­ные, успокоенные альфа-адренергическими агонистами, будучи по­тревожены, могут подниматься и способны к направленной атаке. К таким животным всегда надо относиться с осторожностью, даже когда они и выглядят безобидными.

 

Следует учитывать, что многие транквилизаторы во многих стра­нах входят в списки контролируемых препаратов.

 

Транквилизаторы длительного действия

Транквилизаторы длительного действия (ТДД) используются при транспортировке и содержании диких животных для их успокоения и уменьшения агрессии. Они были разработаны для успокоения животных, как подлежащих длительной транспортировке, так и по­падающих в новую обстановку (например, в небольшие загоны для содержания и карантина) или оказывающихся в неестественных для них ситуациях (охотничьи аукционы, эксперименты). Транквилиза­торы длительного действия снижают или снимают стресс, предот­вращают ранения и гибель, когда дикие животные оказываются в таких ситуациях. Также они успокаивают, уменьшают возбуждение и двигательную активность. Их следует применять как можно скорее после поимки. Транквилизаторы длительного действия имеют такую лекарственную форму, что одна-единственная доза дает терапевти­чески эффективную концентрацию в ткани по крайней мере на семь суток, но они начинают действовать с задержкой.

 

Транквилизаторы длительного действия состоят из сложных эфи­ров жирных кислот основного транквилизатора, который растворен в растительных или медицинских маслах. Длительно сохраняющая­ся активность обусловлена медленным освобождением эфиров по мере того, как они всасываются в кровь. Во время этого процесса высвобождается основное действующее начало транквилизатора. Транквилизаторы длительного действия вводятся в комбинации с транквилизаторами, имеющими короткое или среднее время дей­ствия. Это обеспечивает постоянную транквилизацию животного, так как эффект транквилизаторов краткого действия быстро про­ходит и тогда вступают в силу транквилизаторы среднего времени действия, а их эффект дополняется и продолжается ТДД.

 

Анестетики

Хотя барбитураты раньше успешно использовались для им­мобилизации ряда диких животных, к настоящему времени их стали применять меньше из-за наличия более эффективных и более безо­пасных препаратов. Барбитураты классифицируются как седативно­гипнотические средства, но они дают ряд разнообразных физиологи­ческих эффектов. В зависимости от замещения молекулы барбитуровой кислоты они могут иметь длительное (фенобарбитал, барбитал), сред­нее (амобарбитал), короткое (пентобарбитал, секобарбитал) или крайне короткое (тиамилал, тиопентал, метогекситал) время действия. Барбитураты действуют через ЦНС, оказывают сильный подавляющий эффект на дыхание, воздействуя на дыхательный центр, а также на центры гипоксии и хеморецепторы. На сердечно-сосудистую систему они сильно не влияют, только могут вызывать падение кровяного дав­ления, наблюдаемое при внутривенном введении или в высоких дозах. Внутривенное введение может также вызывать сердечную аритмию. Кроме того, побочным действием при использовании этих препаратов могут быть нежелательные реакции на лекарства или дисбаланс эндо­кринной системы. И еще недостатки: к ним нет антагонистов, и все они являются контролируемыми веществами.

 

Поэтому по сравнению с другими иммобилизующими агента­ми барбитураты в целом нежелательны для иммобилизации диких животных в природе. В ветеринарии их в настоящее время прежде всего используют, чтобы быстро индуцировать анестезию, которая затем поддерживается ингаляционными анестетиками. Также их можно использовать для усыпления (эвтаназии, безболезненного умерщвления) животных, но их трупы должны быть либо глубоко зарыты, либо кремированы, чтобы избежать отравления животных, питающихся падалью.

 

Циклогексаны, называемые также диссоциативными анесте­тиками (кетамин, тилетамин, фенциклидин), характеризуются соз­данием каталептического состояния (податливая жесткость конеч­ностей), при котором глаза остаются открытыми с сохранением светового рефлекса.

 

При использовании в одиночку циклогексаны обычно дей­ствуют грубо при индукции и восстановлении и нередко вызыва­ют конвульсии. Из-за этого их обычно применяют конкурентно с транквилизаторами или седативами. Считается также, что циклогексаны обладают амнестическими свойствами, то есть человек (и, возможно, животные) мало помнит или вообще ничего не помнит о факте анестзии. Полнго антагониста к циклогексанам нет, хотя некоторые препараты, по-видимому, выступают как антагонисты по отношению к отдельным их эффектам. Частичные антагонисти­ческие свойства имеют физостигмин, неостигмин, L-амфетамин, 4-аминопиридин, йохимбин, толазолин и налоксон.

 

Сводная таблица широко используемых агонистов и соответствующих им антагонистов

Агонист Антагонист
Опиоиды
Фентанил, эторфин, суфентанил, тиафентанил, карфентанил Налоксон, налмефен, налтерксон, дипренорфин, налорфин, налбуфин
Транквилизаторы
Ксилазин, детомидин, медетомидин, иазепам, мидазолам Йохимбин, толазолин, идазоксан, атипамезол, флумазенил
Следует помнить, что у всех других препаратов, не перечисленных здесь, нет антагонистов! Это имеет важней­шее значение как при планировании работы по обездвиживанию живот­ного, так и для соблюдения правил техники собственной безопасности при таких работах.

 

Из препаратов этой группы кетамин — возможно, один из наибо­лее широко используемых препаратов для анестезии диких живот­ных, что связано с его эффективностью и высоким терапевтическим индексом. В основном он используется для мелких или среднего размера млекопитающих, но может иммобилизовать и виды от пре­смыкающихся до крупных копытных.

 

5

 

Преимущества этих препаратов заключаются в их безопасности (у них высокий терапевтический индекс), в том, что они обеспечивают периферическое обезболивание, оказывают минимальное влияние на дыхание, обеспечивают хорошую стимуляцию сердечно-сосудистой деятельности (повышаются пульс и кровяное давление) и, наконец, совместимы со многими транквилизаторами и анестетиками.

 

Основным недостатком же являются грубые индукция и восста­новление в случае отсутствия транквилизаторов.

 

Опиум — лекарственное средство, получаемое из сока мака (Pa- paver somniferum). Оно содержит свыше 20 алкалоидов. Опиоидные иммобилизующие агенты в основном родственны двум из них — мор­фину и тебаину. Такие препараты используются для иммобилизации животных с 1960-х годов и являются наиболее сильнодействующими из доступных препаратов, предназначенных для этой цели.

 

Опиоиды взаимодействуют с определенным набором рецепто­ров ЦНС. При этом важное преимущество их использования — нали­чие доступных специфических антагонистов. Некоторые агенты (на­пример, буторфанол) классифицируются как агонисты-антагонисты и обладают и теми, и другими свойствами в зависимости от дозы.

 

Хотя опиоиды и рассматриваются обычно как анестетики, если говорить более точно, больше индуцируют иммобилизацию, а не анестезию. Несмотря на то что большинство опиоидов — сильные болеутоляющие средства, они не вызывают анестезию, необходи­мую для хирургии, и хирургическое вмешательство типа вживления радиопередатчиков не следует производить у животных, получив­ших только опиоиды.

 

Сила действия многих опиоидов, таких, как эторфин, является как их преимуществом, так и недостатком. Преимущество заключается в том, что малый объем, требуемый для анестезии, делает их един­ственным классом препаратов, который может позволить отлов круп­ных животных с большого расстояния. Недостаток же их в том, что они потенциально токсичны для человека. Поэтому требуется особая концентрация внимания при работе с этим классом препаратов. По­падание токсического вещества в организм может быть результатом случайной инъекции шприцом или дротиком, всасывания через слизи­стые оболочки рта, глаз или носа или прямого проникновения через поврежденную кожу. Смерть почти всегда наступает из-за нарушения дыхания. Никогда не следует использовать опиоидные иммобилизую­щие агенты, работая в одиночку или не имея препарата-антагониста под рукой. Если вы подверглись воздействию опиоидов, а антагони­ста у вас нет, или вы один, или рядом еще кто-нибудь есть, но это лицо незнакомо с приемами восстановления сердечной и легочной деятельности, есть вероятность того, что вы не выживете. Именно по­этому, а также из-за возможных потенциальных злоупотреблений эти препараты — одни из самых жестко контролируемых.

 

Ингаляционные анестетики

Ингаляционные (газовые) анестетики используются для сво­бодно живущих диких животных нечасто. Если их использовать от­дельно, то придется ограничиться либо молодыми, либо мелкими животными, которых легко удерживать руками или заключить в кон­тейнер. Их основное применение в ветеринарии — поддержание ане­стезии после того, как животное было иммобилизовано средством, введенным путем инъекции. Ингаляционные анестетики хорошо контролируют глубину и длительность анестезии. Таким образом, они более предсказуемы, чем агенты, вводимые путем инъекции. Ингаляционные анестетики индуцируют анестезию путем подавле­ния функции ЦНС, а также они могут изменять функционирование и других органов.

 

Вот несколько обычно употребляемых ингаляционных анесте­тиков.

 

Хлороформ — это вышедший из употребления агент, на смену которому пришли более безопасные и эффективные соединения. Хлороформ токсичен как для печени, так и для почек.

 

Диэтиловый эфир — анестетик многостороннего действия, ко­торый может применяться с помощью простейшего оборудования. Однако в настоящее время он используется редко из-за его легкой воспламеняемости (он образует взрывчатую смесь с воздухом или кислородом). Это сильное болеутоляющее средство и хороший мышечный релаксант, вызывающий постепенное подавление реф­лексов. Индукция и восстановление относительно медленные. Эфир раздражает дыхательные пути, вызывая слюноотделение и выделе­ния из трахеи и бронхов. Сердечная деятельность не затрагивается или слегка усиливается; аритмия встречается редко. При индукции могут быть тошнота и рвота. Эфир не токсичен ни для печени, ни для почек.

 

Оксид (окись) азота используется прежде всего как добавка к другим газовым анестетикам. Сам по себе он имеет лишь слабое анестезирующее и болеутоляющее действие. Сочетая оксид азота с более сильно действующим газом, можно сократить количество газа, требуемое для полной анестезии. Оксид азота, по-видимому, не оказывает опасного действия на печень, почки или желудочно- кишечный тракт. Его следует применять минимум с 30% кислорода в общем потоке газа для предотвращения гипоксии.

 

В настоящее время для ингаляционной анестезии широко при­меняют новое поколение препаратов, таких как галотан, энфлуран, севофлуран, изофлуран, дезфлуран. По сути — это те же произво­дные диэтилового эфира, содержащие фтор или хлор или обычные фторхлоруглеводороды (фреоны).

 

Антагонисты

Одним из наиболее важных достижений фармакологии в области иммобилизации диких животных была разработка специфических, длительно действующих опиоидных и альфа- адренергических антагонистов. Способность антагонизировать анестезию и быстрее возвращать животное к физиологической норме дает много преимуществ, в том числе:

 

✓   облегчение проблем, связанных с длительным лежачим положением, к ним, в частности, относятся повреждение нервной системы и мышц, опухание и падение температуры тела;

✓   уменьшение вероятности вреда или смерти после восстанов­ления в результате несчастного случая или нападения какого-либо хищника, поскольку нет таких остаточных эффектов, как излишнее успокоение или нарушение движений;

✓   уменьшение вероятности отвержения или внутривидовой борьбы благодаря более быстрому возвращению к родителям, в стаю, стадо и т.д.;

✓   сокращение времени на подготовку к слежению за процес­сом восстановления.

 

В целом антагонисты обычно безопасны, вызывая нежела­тельные явления только в высоких дозах. Следует помнить, что антагонисты действуют на животное, а не на агонист. Таким обра­зом, совершенно необязательно применять большее количество антагониста при более сильном действии агониста.

 

Опиоидные антагонисты используются свыше 40 лет, и их применение в комбинации с сильнодействующими опиоидными агонистами сделало их могущественным средством в деле от­лова диких животных. В настоящее время они широко исполь­зуются, чтобы противодействовать эффекту таких опиоидных агонистов, как фентанил или эторфин. Налоксон, налмефен и налтрексон называют чистыми антагонистами, поскольку они проявляют только антагонистические свойства по отношению ко всем опиоидным рецепторам. Также эти три антагониста — единственные, которые подходят для человека при передози­ровке опиоидов.

 

Альфа-адренергические антагонисты используются для антагонизации таких транквилизаторов, как ксилазин, детомидин или медетомидин. В 1980-х годах йохимбин — давно известный растительный алкалоид — был «переоткрыт» в качестве антаго­ниста по отношению к ксилазину, используемому прежде всего при иммобилизации копытных и хищных млекопитающих. Эти антагонисты являются неконтролируемыми веществами, однако нужно учитывать их взаимодействие с другими препаратами или усиление их действия, если используются комбинации препара­тов. Например, высокие дозы йохимбина у животных, получивших кетамин, могут приводить к крайним тахикардии и гипотонии из-за синергетических свойств обоих препаратов, связанных с ускоре­нием работы сердца.

 

Флумазенил — сильный и специфический бензодиазепиновый антагонист, который может использоваться для снятия седатив­ного действия бензодиазепиновых агонистов. Однако флумазе­нил имеет более короткий период полувыведения, чем бензодиазепиновые агонисты, так что возможно повторное седативное действие. В полевых условиях польза флумазенила невелика.

 

Напечатано по материалам журнала «Сафари» №5 2013 год.

Оставить отзыв/заказ